Новости

Герой фильма это великий герой самой истории

Как видим, здесь сходятся воедино, перекрещиваются разные пути, ведущие к сосредоточенности нашего сознания, наших чувств прежде всего на тех сторонах картины, которые в идейном отношении наиболее значительны.

Но подобные пути могут встречаться в фильмах и порознь, — конечно, совсем в других вариациях, каждый раз в уникальных, зачастую совершенно неожиданных поворотах.

В данном случае героем фильма стал великий герой самой истории, в основу произведения легли реальные типические факты. Можно было бы взять в качестве примеров и картины совсем иного рода, где типизация не опирается на то или иное реальное событие и где нет портретов реально существовавших лиц. Соответствие реальности, когда речь идет о типических образах искусства (от жизнеподобных до откровенно фантастических), следует понимать не прямолинейно, формы такого соответствия многообразны.

Распространенная ошибка состоит в том, что художественную правду ищут непременно в адекватности или внутренней близости образа какому-то конкретному явлению действительности, натуре, прототипу. Между тем важно не соответствие образа в целом явлению — тоже в целом; нет, важно лишь, чтобы выраженная в произведении идея соответствовала существенному свойству, имеющемуся в действительности, ее реальной закономерности, и чтобы идея эта была художественно выделена, но выражалась не «в стерильном виде», а в органическом соединении всех элементов образа, создающего впечатление целостного явления, которое может быть очень похожим на какой-то один прообраз, но может быть и подчеркнуто собирательным или даже явно фантастическим.

Вот отчего неверны суждения о типическом в искусстве как об отражении лишь типического в жизни.
Как частный случай, типичное в искусстве вполне может, понятно, быть и отражением типичного в реальности. Если действительность сама уже что-то «типизировала», почему же художнику отказываться от ее помощи, отказываться от верности прототипу? Но и в этом случае автор сознательно, целенаправленно продолжает и завершает типизацию.

Типическое в искусстве настолько отличается от типического в действительности, что предлагалось даже разграничивать их терминологически: «Типичное существует в самой жизни, типическое — в искусстве»5. Я здесь хотя и не придерживаюсь такого разделения двух терминов, но совершенно согласен с разделением самих понятий. Впрочем, иногда тождество наименований действительно способно привести к путанице, если не стараться каждый раз уяснить, какой смысл вкладывается в термин. Так, словом «тип» обозначают то целый класс явлений, то отдельного представителя этого класса, то, наконец, такого типического героя, чье имя может стать нарицательным. Разнос словоупотребление в принципе, разумеется, возможно, но при условии полной ясности относительно того, что имеется в виду в определенном контексте.

Менее приемлема, на мой взгляд, взаимозамена слов «существенное» и «типическое». У нас сплошь и рядом говорят примерно так: в своем герое художник-де подчеркнул существенные, типические свойства... Как будто существенное и типическое — синонимы! Ист, художник подчеркнул не все, а лишь существенные свойства, благодаря чему образ героя — весь образ, со всеми своими чертами, а не только этими «центральными», особо подчеркнутыми свойствами! — стал типичен. (Можно говорить также о существенности и в другом значении, им?я в виду, что любое явление имеет свою сущность и в этом смысле существенно; но ведь не каждое из них типично, не в каждом эта сущность на виду, не в каждом она впечатляет — так что и тут понятия «существенное» и «типическое» не становятся синонимичными.) CC shop

 


 

Все новости